Artículos

Институциональные и нормативно-правовые аспекты.

В прошлом месяце в здании Коллегии Адвокатов Аликанте прошёл цикл семинаров на тему «Наилучшее обеспечение интересов ребенка. Институциональные и нормативно-правовые аспекты», организованный Объединенной адвокатской женской группой совместно с Ассоциацией женщин-юристов (THEMIS).

В мероприятии приняли участие профессионалы высокого уровня и эксперты в этой области, которые рассказали о защите интересов несовершеннолетних, рассмотрев данную тему с разных аспектов, и, конечно же, сотрудники LEX DICTUM не могли упустить эту прекрасную возможность, чтобы расширить свои знания и быть в курсе всех особенностей правового регулирования.

На сегодняшний день мы должны быть привержены этой концепции наилучшего обеспечения интересов ребенка, заявила ведущая семинара Эмилия Кабальеро Альварес (Emilia Caballero Álvarez, Адвокат и партнер Ассоциации женщин-юристов THEMIS), поскольку, как известно, это неопределенная концепция и её нелегко применять практике, и в большинстве случаев, вызывающая ряд сомнений, которые нелегко решить.

Семинар начался с рассказа о принципах функционирования различных центров защиты и интеграции несовершеннолетних, которыми располагает Территориальное управление Аликанте, и об актуальности проблемы обеспечения наилучших интересов детей как для государственных учреждений, так и для общества. «Общество должно бороться с этими проблемами, они не должны оставаться невидимыми», — заявила Энрике Мартинес Пьера (Enrique Martínez Piera, Руководитель отдела по защите и интеграции несовершеннолетних Территориального Управления Аликанте).

Учитывая вышесказанное, проблемы уязвимых людей требуют особого рассмотрения и, в большинстве случаев, они сложно разрешимые. Несовершеннолетний ребёнок с поведенческими нарушениями, полученными в результате детской травмы, требует персональной заботы и деликатного общения.

Однако, в настоящее время, несмотря на все достижения, существует большая нехватка ресурсов, как материальных, так и человеческих, для удовлетворения всех потребностей. Во многих случаях нет возможности применить необходимые чрезвычайные меры, и из-за недостатка ресурсов, помощь оказывается лишь в общей форме.

Необходимо отметить, что государственная администрация обязана компенсировать все трудности и неравное положение действующей системе регулирования, и рассмотреть решение ряда важных проблем. В качестве примера эксперты озвучили следующие задачи: улучшение координации среди учреждений, повышение квалификации сотрудников, увеличение человеческих и материальных ресурсов, разработка структурных и унифицированных стандартов протоколов … и, прежде всего, проинформировать несовершеннолетних детей о существовании и целях специальных центров, так как в большинстве случаев они не владеют данной информацией.

С юридической точки зрения докладчики выделили следующие актуальные темы: наилучшее обеспечение интересов ребенка в применении режима совместной опеки, и важность этих интересов в сфере гендерного насилия.

Ввиду последней интерпретации, сделанной Верховным судом статьей 92 Гражданского Кодекса в отношении совместной опеки, было установлено, что указанный режим не должен рассматриваться как исключительный, а наоборот, следует считать нормальным и логичным, что у детей должны быть взаимоотношения с обоими родителями.

Несмотря на это, эту норму права не так просто принять, поскольку мы должны учитывать различные факторы при её применении, такие как: возраст, место работы, материальное положение, жилищные условия каждого родителя, возможность совмещения работы и заботы о ребенке. Сопоставлять эти и другие показатели семейной среды … поэтому каждая отдельная ситуация требует индивидуального изучения.

Интересно отметить, что юриспруденция в этом вопросе весьма противоречива, поскольку на практике суды по-разному рассматривают одинаковые дела, так Мария Дуран Фебрер (María Durán Febrer, юрист и вице-президент Ассоциации женщин-юристов THEMIS) прокомментировала, что:«Возможны случаи, когда суд выносит 5 различных решений по делам 5 детей, но не должно быть, что 5 разных судебных инстанций постановляют разные решения по одному и тому же делу».

С другой стороны, беспокойство, которое проявляется в отношении несовершеннолетних в случаях гендерного насилия, имеет принципиальное значение. В Аликанте, до ноября этого года было зарегистрировано более 3500 жалоб, а в случаях гендерного насилия мы всегда должны помнить, что, возможно, есть больше одной жертвы, если в семье есть дети.

В этом контексте Хорхе Рабаса Доладо (Jorge Rabasa Dolado, главный прокурор районного суда Аликанте) решительно критикует решение жертвы не свидетельствовать после в суде, в большинстве случаев из-за страха, но в такой ситуации остается нерешенным вопрос: «что делаем с детьми при таких обстоятельствах?» Модификация статьи 416 LECrim в этих случаях было бы более чем разумным.

Вместе с тем, с точки зрения судебной клинической психологии, Лаура Фатима Асенси Перес (Laura Fátima Asensi Pérez) и Мигель Диз Жорро (Miguel Diez Jorro) показали примеры существования гендерного насилия в семье фразами нескольких детей, среди которых были:

  • Мальчик 8 лет: «Я видел, как мой отец вонзил ножницы в ногу моей мамы, все было в крови».
  • Девочка 12 лет: «Я боюсь его и его взгляда».

Существует ли право на посещение детей или совместную опеку в этих случаях? Этими вопросами задаются специалисты.

В суде очень трудно доказать подобные дела, поскольку ребенок оказывается в огромной комнате, перед судом, с судьей, прокурором, адвокатами … с их черными мантиями, все внимание сосредоточено на нем и на словах, которые он произносит … то есть, если у взрослых людей вызывает панику и страх выступление в суде, невозможно представить, что происходит в голове ребенка, который, возможно, даже не понимает, что происходит вокруг него, и о чем его спрашивают.

Следовательно, необходимо, чтобы был протокол с полезными критериями, чтобы была возможность понять ситуацию ребенка, приспособиться к ней, создать атмосферу доверия для разговора с несовершеннолетним, где бы он чувствовал себя в безопасности и под защитой, чтобы он мог, или по крайней мере попробовал, рассказать, что произошло. Другими словами, мы должны рассматривать каждый случай индивидуально, в частности, потому что у всех людей одинаковые права, но все мы разного психологического типа.

В заключение, хотелось бы сказать, что семинар был интересным, его участники смогли ознакомится с общими принципами применения закона о наилучшем обеспечении интересов ребенка, но в тоже время увидеть в некоторых случаях несоответствие между теорией и практикой, поскольку правовая действительность не всегда адаптируется к социальной реальности и тем более, когда мы сталкиваемся с понятием, столь же двусмысленным, как наилучшее обеспечение интересов несовершеннолетних.

Share
Need help?